2010 - Год Федора Абрамова в Архангельской области

К 90-летию со дня рождения писателя

Федор Абрамов и театр

Федор Александрович Абрамов боялся перевода своей прозы на язык театра, кино, телевидения. Он часто отказывал работникам кино и театра или долго отговаривал сценаристов и режиссеров, стремившихся создавать кинофильмы, телеспектакли, пьесы по его произведениям. Он боялся упрощения многопроблемной прозы в инсценировках, неточности и легковесности воссоздания жизни на сцене. А если давал разрешение, то пристально следил за судьбой своих произведений, героев на сцене - бывал на репетициях в разных городах, приезжал на премьеры, высказывал свое мнение, заинтересованно говорил об удачах или просчетах, хвалил или "разносил".

К инсценировкам своих произведений писатель относился столь же строго и беспощадно, как и к собственному творчеству. И все же, несмотря на "строптивость" автора, многие произведения его были инсценированы: "Безотцовщина", "Деревянные кони", "Пелагея", "Алька", в том числе и все четыре романа- "Братья и сестры", "Две зимы и три лета", "Пути-перепутья", "Дом".

Последняя часть тетралогии - роман "Дом" - одна из лучших книг Федора Абрамова - больше всего привлек театры. В разных постановках "Дом" шел на сценах Москвы, Ленинграда, Ярославля, Архангельска, Новгорода, Тамбова, Кишинева, Алма-Аты. Наибольшую радость принесли писателю три постановки: "Дом" в Малом драматическом театре Ле-нинграда (1980) , "Братья и сестры" в учебном театре при Ленинградском театральном институте (1978-1979) и "Деревянные кони" в Театре на Таганке (1974).

"Деревянные кони"

"Я не обижен вниманием театров, - говорил Абрамов, - все мои крупные вещи идут на сцене. Первая, самая дорогая для меня вещь, которую я вспоминаю с особым счастьем, - это "Деревянные кони" на Таганке. На моей Любимой Таганке".

Федор Абрамов с Любимовым вместе начали работу над новой для театра постановкой о русской деревне по рассказам писателя - в работе театрального коллектива появилась новая тема. Это соавторство стало началом долгой работы. Премьера "Деревянных коней" состоялась 19 марта 1974 года - в десятилетний юбилей театра. Проход из фойе в зрительный зал на этом спектакле был оборудован через сцену по специально сооруженному мостику. Зрители поднимались по нему в правую кулису сцены под настоящие деревенские сени, просторные и чистые, с ситцевыми занавесями до пола. Минуя их, зритель попадал в жилую половину крестьянской избы - светлую горницу с берестяными туесами и прочей хозяйственной утварью на полках и по углам. Журналы тех лет пишут, что режиссер Юрий Любимов первым из зрителей прошел через сцену в зал, сел в дальнем ряду. Таким образом, все зрители, пришедшие на спектакль, оказывались как бы гостями на деревенских посиделках. Здесь за неторопливыми северными разговорами перед зрителями проходили три женских судьбы: Василисы Милентьевны (Алла Демидова), Пелагеи (Зинаида Славина)и Альки (Нина Чуб).

Василису Милентьевну играла актриса Алла Демидова, играла ее без грима и внешних приспособлений Сама актриса вспоминала, как трудно вначале давалась ей эта роль, не на чем её было строить, пока случай не свел её в скверике с двумя старушками. Она хотела с ними познакомиться, но ведь не подойдешь, не скажешь: я играю вот такую старуху как вы, расскажите мне о своей жизни. Пока однажды, они сами не присели рядом на скамейку, разговорились. Одна разговорчивая, сразу же все выложила про себя и свою жизнь, другая сидела молча, тихо, только трет палкой о снег. Вставляла фразы в разговор неторопливо, помолчав. Она и слушала и не слушала, у нее была какая-то мысль своя, но думает ли она или говорит, но только тогда она смотрит на людей, когда какой-то интересный вопрос или её что-то удивляет. "А я в своей Мелентьевне, вспоминала Алла Демидова,- на репетициях все время вертелась, головой кивала. Перед спектаклем, когда зрители рассаживаются по местам, сижу за кулисами в костюме моей Мелентьевны и вспоминаю их, двух старух одиноко бредущих по аллее и свою владимирскую бабушку-старообрядку, у которой в детстве жила в эвакуации, как она молилась перед закатом, вспоминаю добрые поступки людей, с кем встречалась и иду на сцену".

"Пелагея и Алька"

Другой актрисе, которой довелось сыграть на сцене персонаж абрамовской героини - Пелагеи из одноименной повести, Лидии Сухаревской, не пришлось сталкиваться с такими трудностями. Актриса родом из вологодской деревни, хорошо знала быт северной деревни, к повестям Абрамова её привлекли воспоминания юности. Создавая образ своей Пелагеи, Лидия Сухаревская использовала чуть окающий северный говор, научила ему и свою партнершу.

Премьера спектакля - дуэта "Пелагея и Алька" состоялась 27 февраля 1976 года в Центральном театральном музее им. А.А. Бахрушина, г. Москва, режиссер А. Азарин. В спектакле, как следует из названия, были задействованы всего две актрисы - Лидия Сухаревская и Алла Азарина. Они создавали на сцене не только образы главных героинь матери и дочери, Пелагеи и Альки, но и ряд других образов, сочетали рассказ от первого лица, и авторский текст, и короткий диалог. Вдвоем воспроизводили сцену деревенской гулянки, выразительно изображали разноголосье толпы. Этот удивительный спектакль они сыграли не раз, он был записан на грампластинки. И сегодня мы с вами можем услышать их голоса.

В 1974 году - Две повести "Пелагея" и "Алька" стали основой для сценической композиции в Архангельском театре драмы. К сожалению, мало сохранилось архивных материалов, фотографий об Архангельской постановке. Спектакль был поставлен режиссером Борисом Петровичем Второвым, в спектакле были заняты Сергей Плотников, Людмила Бынова, музыку к спектаклю написал наш земляк - композитор Петр Федорович Кольцов. Сегодня спектакль вернулся на большую сцену Архангельского драмтеатра и все мы имеем шанс познакомиться с творчеством Ф.А. Абрамова представленным нашими земляками. Постановщик спектакля - заслуженная артистка РФ Людмила Бынова, в роли Пелагеи - Людмила Советова, Альки - Мария Степанова, Мани Большой - Елена Смородинова, Мани Маленькой - Ольга Зубкова.

В 1975 году спектакль "Пелагея и Алька" был поставлен в Санкт-Петербургском академическом театре им. В.Ф. Комиссаржевской. На репетициях присутствовал сам автор - Федор Александрович Абрамов.

В 1976 году - в Саратовском драматическом театре по тем же повестям состоялся спектакль "Жили-были мать да дочь" , режиссер Александр Дзекун. Главный режиссер театра Александр Дзекун и актриса Валентина Ермакова за создание спектакля были удостоены Государственной премии РСФСР за 1988 г. Под звуки русских хоровых песен кружилась на сцене деревянная изба - некое причудливое геометрическое построение с трубой и деревянным коньком на крыше. И при каждом повороте этого затейливого сооружения выплывал, высветлялся какой-нибудь угол избы, обжитой одним из персонажей, о чьей судьбе будет поведано. Вообще надо отметить, что большое значение при постановке спектакля отводилось художественному оформлению сцены. И надо отдать должное художникам, которые создавали удивительные вещи.

"Две зимы и три лета"

Интересно было решено оформление сцены на спектакле Архангельского драматического театра "Две зимы и три лета", поставленного в 1978 году по одноименной повести писателя. Когда в зале гас свет - на сцене возникал: бревенчатый сруб, угол избы, настил, часть двора. А главное, на сцене появлялись пять высоких мощных стволов, из которых в духе северной резьбы по дереву вытесаны фигуры-символы: скорбная мать, согбенная старушка, девочка с широко раскрытыми испуганными глазами и прижатыми к груди кулачками, плачущая молодая вдова и древний старец, много повидавший на своем веку. По ходу спектакля луч света падал то на одну, то на другую фигуру, иногда высвечивал все пять сразу. Этим приемом пытались усилить значение происходящих на сцене событий. Режиссер Архангельского театра драмы Эдуард Симонян работал над спектаклем "Две зимы и три лета" на основе второй части трилогии более полутора лет.

Творческий коллектив совершил поездку на родину писателя, туда, где происходят основные действия романа. Актеры познакомились с прототипами героев, их рассказы, воспоминания о пережитом помогли коллективу понять те образы и прочувствовать ту послевоенную пору, которые им предстояло прожить на сцене. Результат высоко оценил автор - Федор Александрович Абрамов, в беседе с труппой после просмотра: "Считаю, что жизнь спектакля будет долгой. Вы сделали очень большое дело, доброе и прекрасное. Спасибо вам. Самое отвратительно на сцене - игра в жизнь. У вас - сама жизнь".

Сохранились ответные отзывы актеров и режиссера: "Мы все полюбили Ваших и наших земляков. И хотелось бы встречаться с ними снова и снова! Спасибо Вам! Гончарова". "Дорогой Федор Александрович! Спасибо Вам за ваш громадный Талантище! Э. Симонян". Журналисты в своих рецензиях также высоко оценили игру актеров, а также сценическое и музыкальное оформление.

В спектакле звучала музыка В. Гаврилина, которую он ранее написал к постановке спектакля "Пелагея и Алька", Ленинградского театра им. Ленинского комсомола, премьера которого состоялась в 1975 году. Исполнительница роли Анфисы - Лариса Малеванная в своих воспоминаниях писала: "Музыка Гаврилина была украшением каждого спектакля. За несколько месяцев работы над спектаклем всегда происходит одна неизбежная вещь: привыкание к обстоятельствам пьесы. И в работе над спектаклем "Две зимы и три лета" по роману Ф. Абрамова было так же. Через какое-то время мы привыкли к нищете наших героев, к их нечеловеческим усилиям в борьбе за выживание, как должно быть, и сами они свыклись со своей судьбой. Но вот появилась музыка Валерия Гаврилина. Как эпиграф перед началом спектакля зазвучала, похожая на колыбельную, вынимающая душу деревенская запевка. Мурашки по коже. Какое впечатление обрушивалось на слушателя - острое чувство сострадания к чужим, далеким, вымышленным людям". Валерий Гаврилин своим излюбленным приемом через простые, "игривые" на поверхности, слова и звуки неожиданным конечным музыкальным и словесным ударом показать страх жизни, где трагедия соседствует с романтикой, страшная сказка с веселым вымыслом. Композитор писал музыку ко многим драматическим спектаклям, как отмечал выдающийся режиссер Лев Додин: "у него было безукоризненное чувство театра".

"Дом"

Особые отношения сложились у Федора Абрамова с Малым драматическим театром, его актерами и режиссером Львом Додиным. В 1980 году состоялась премьера спектакля "Дом". Сам автор считал, что переложить сложный, многоплановый роман "Дом" на язык сцены очень трудно. "Дом" - это мир современной деревни начала 80-х гг. У него были опасения и сомнения - как справятся с этим актеры. "Дом" шел нескольких сценах: в Театре Гоголя в Москве, в Архангельске, в Новгороде, он идет в Ленинграде, в Алма-Ате. А впервые был поставлен в Ярославле. Все спектакли идут по разным сценариям.

Абрамов отмечал: "Удачным получается спектакль в Архангельске. Я недавно там был. Конечно, там еще есть над чем работать, но основа добротная, и архангелогородцы, мои земляки, это для меня особая радость, принимали спектакль хорошо... Лично мне кажется, что ближе всего к моему роману постановка, осуществленная режиссером Львом Додиным в Малом драматическом театре в Ленинграде. По-моему, это хороший спектакль. Боевой, насыщающий зрителя жизнелюбием и желанием бороться за добрые дела. Tам хорошее оформление. Совершенно удивительна талантливейшая артистка Татьяна Шестакова, исполняющая роль Лизы. Я ее без слез, без какого-то особенного, эмоционального, повышенного состояния просто смотреть не могу. Очень хорошо играет Михаила Николай Лавров." Эти добрые отзывы действительно заслужены, ведь крепкие дружеские отношения между писателем и театром завязались очень давно и непросто.

"Братья и сёстры"

А началось все еще гораздо ранее - с постановки в Учебном театре. Спектакль "Братья и сёстры" по произведения Абрамова начал готовиться еще студентами Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, курсом Льва Додина и Аркадия Кацмана, так и прозванным впоследствии - "братья и сестры". Студенты второго актерского курса, выбрав для своего первого и дипломного спектакля трилогию Ф. Абрамова "Пряслины", обратились к автору за разрешением. Как вспоминал сам писатель, не сразу он дал свое согласие, но студенты упорно стояли на своем и он сдался, но поставил условие: прежде чем браться за эту вещь, необходимо познакомиться с деревней. Они познакомились. Тем же летом они приехали к нему в его родную деревню. "Получайте свое условие". Приехали всем курсом. Как, впоследствии, говорил Абрамов: "Лето оказалось одним из самых восхитительных в моей жизни".

Но, впоследствии, а вначале он не ожидал их приезда именно в Верколу, туда они приехали без его согласия. Поселились в бывшем Веркольском монастыре, где не было электричества, готовили на костре. Подъем в шесть утра, с девяти репетиции, работа в колхозе, по очереди несли дежурство на кухне и вместе сочиняли этюды для будущего спектакля и в свободное время осуществляли вылазки за наблюдениями, а потом делились рассказами, кто чего услышал, кто как разговаривает. Наблюдали, как ходят местные бабы, как жнут, как доят коров, вслушивались в северный говор, слушали и записывали частушки, приговоры.. Веркольцы поначалу к ним присматривались, а потом стали приходить наблюдать за репетициями, потом приглашать в свои дома - веркольцы помнили пережитое, а студенты пропитываясь атмосферой их жизни, обретали новые черты характеров.. А главное - послушали живую речь, послушали старух, услышали песню народную.

И наконец, решили, что могут поделиться своими наблюдениями с Федором Александровичем. Федор Абрамов долго отказывался от встречи с молодыми артистами… Видимо, не доверял. Думал, что ребята не поймут язык его поколения. Ведь трилогия "Братья и сестры" занимала особое место в его творчестве. Над ней Федор Абрамов трудился более четверти века. Летом сорок второго года, во время отпуска после второго ранения, он увидел родное Пинежье, русскую деревню в немыслимых лишениях и бедах, и в то же время в невиданной душевной стойкости. "Великий подвиг русской бабы, открывшей в 1941 году второй фронт, фронт, быть может, не менее тяжкий, чем фронт русского мужика, - как я мог забыть об этом!" Моя трилогия - это война, послевоенное лихолетье, это мужество и героизм нашего народа, это муки и страдания, это и голод и непосильный труд. Где же им, двадцатилетним девочкам и мальчикам, да еще городским, почти не знакомым с деревней, где же им вот все это сыграть?"

И студенты с Львом Додиным, на писателя принципиально не выходили. Додин вспоминал: "А он уже стал обижаться, что ж такое - приехали, а к нему не заходят. Он слышал, что живут артисты, никто из местных не жалуется на то, как мы себя ведем... Но однажды мы как-то встретились с ним на улице, как ни в чем не бывало, разговорились. Я пригласил его к нам в монастырь. Абрамов пришел, мы усадили за накрытый стол - угостили его каким-то обедом и стали играть этюды, петь песни… Он сидел молча, а мы выплескивали все подряд. И когда к полуночи выдохлись, повисла пауза. Мы на него смотрим, а он на нас. Молча поднялся, сурово посмотрел, стукнул кулаком по нашему накрытому столу и сказал: "Да вы… Да вы просто молодцы!" И - просидели-проговорили восемь часов. Он был потрясен, что встретил такую молодую компанию, вроде интеллигентных ребят, которые знают, интересуются Россией и хотят Россию понять, - у него в дневниках это отразилось". Не смог Федор Александрович остаться равнодушным к энтузиазму студентов. То первое знакомство переросло в крепкую дружбу. В городе работа продолжалась, теперь Абрамов приходил к ним на репетиции. И когда состоялась премьера дипломного спектакля студентов в Учебном театре - это стало событием в ленинградской театральной жизни. Ф. Абрамов: "Короче говоря, спектакль получился. Спектакль получился необычайно яркий, вне всяких канонов. Они от людей, от живых людей вобрали в себя боль и все беды, которыми жила военная и послевоенная деревня. Получился прекрасный спектакль".

И когда семь лет спустя возникла идея поставить в память о Федоре Абрамове "Братья и сестры" на сцене Малого драматического театра, никто не верил, что чудо может повториться. В это время Лев Додин был руководителем Малого Драматического театра и многие из вчерашних "братьев и сестер" - студентов, поработав в разных театрах, вернулись к Додину, пришли работать к нему в театр. И опять труппа поехала на Пинегу, и в спектакле чувствовалось, что актеры знают об этих людях очень многое. Перепутья личной жизни поняты как отражение путей и перепутий большой истории.

Рядом с режиссером Л. Додиным надо назвать его сотворцов - художника Эдуарда Кочергина, он придумал деревянный настил, подвижно подвешенный за четыре угла к колосникам, который превращается то в стену избы, то в скат крыши, то в забор, то в помост, то в занавес; педагога-речевика В. Галендеева, многое сделавшего для создания речевого образа спектакля. Спектакль пропитался частушками и песнями. Так возникли два вечера пекашинской летописи, объединенные в спектакль "Братья и сестры", в которых восстановлена целая эпоха военной и послевоенной жизни - год 1945-й и год 1949-й, в центре которой жизнь деревни Пекашино, её жителей, семьи Пряслиных. В спектакле занята вся труппа, почти пятьдесят актеров. Шестичасовая сценическая эпопея смотрится на едином дыхании. Спектакли идут с одним антрактом.

Премьера состоялась 9 и 10 марта 1985 года. И с тех пор он постоянно в репертуаре театра. Спектакль выезжал на гастроли по России и за границу. Спектакль играли в Великобритании, Австрии, Дании, Франции, Германии, Италии, Швейцарии, Швеции, Японии, США, Чехии, Польше, Израиле, Бельгии. И кажется, ну что восемь часов смотреть правду о жизни в другой стране? Из документального фильма можно быстрее все понять. Но тема спектакля вышла далеко за рамки отражения крестьянской жизни. Это спектакль о вечных человеческих ценностях, о жизни и смерти, о любви и ненависти, о верности и предательстве. Люди прежде всего обнаруживают в спектакле что-то про себя, и это их задевает. Поэтому и сегодня спектакль неизменно получает живой отклик у зрителей. За годы, прошедшие со дня премьеры, "Братья и сестры" получили признание и среди выдающихся деятелей мирового искусства. Великий итальянский режиссер Джорджо Стрелер писал: "Я не побоюсь назвать "Братьев и сестер" одним из величайших спектаклей XX века. Это эстетическое переживание немыслимой высоты. Этот спектакль - пронзительное послание о том, что все люди - братья, о ценности человеческой жизни, о необходимости солидарности людей перед лицом все новых и новых политических катастроф".

В 1986 году спектакль "Братья и сестры" был награжден Государственной премией СССР.

За двадцать лет ушли из жизни многие актеры. Специально для юбилейных спектаклей (20 лет) театр выпустил огромную программку, в два раза большую, чем привычно: в ней уместились один за другим все исполнители каждой роли, дети, которые когда-либо играли в этом спектакле, и даже все страны и города, в которых театр побывал с ним на гастролях. Сегодня в спектакле по-прежнему задействованы те актеры, которые играли в нем с самых первых дней. Режиссер театра Лев Додин на вопрос репортера: У вас подросла смена молодых актеров. Вы не задумываетесь о смене поколения актеров в спектакле "Братья сестры?" Ответил: Я стараюсь максимально избегать ввода новых актеров в этот спектакль, как и во многие другие. "Братья и сестры" - это особенный для нас спектакль и сохранение премьерного состава принципиально, потому что молодежь уже не пройдет тот процесс, который прошли старожилы.

Фестиваль "Родниковое слово"

Этот уникальный спектакль архангелогородцы имели возможность увидеть два года назад, когда в городу прошел первый Межрегиональный фестиваль театрального искусства имени Федора Абрамова "Родниковое слово". Легендарный спектакль "Братья и сестры" Малого драматического театра (Санкт-Петербург) в постановке лауреата Государственных премий Льва Додина стал кульминацией фестиваля. Спектакль шел шесть часов, но посмотреть его собрался полный зал зрителей.

Также на фестиваль приехали театральные коллективы из Москвы, Нижнего Новгорода, Петербурга. На "Родниковое слово" артисты московского театрального объединения "Провинция" привезли свой знаменитый "Бабилей" в постановке А. Ерохина по рассказам Ф. Абрамова "Старухи", "Материнское сердце", "Из колена Авакумова", "Бабилей". На III международном театральном форуме "Золотой Витязь" этот спектакль получил Гран-При. Премьера спектакля состоялась 29 февраля 1988 года. Режиссер - постановщик спектакля Александр Ерохин ушёл от служения искусству к более высокому служению Богу в русской Православной церкви. По настоятельным просьбам поклонников сохранить это явление культуры, все эти годы основная группа исполнителей, объединившись в театральное содружество "Провинция", продолжали ставить спектакль на разных сценах.

Архангельские зрители также смогли увидеть уникальный моноспектакль в исполнении артистки из Нижнего Новгорода Натальи Кузнецовой "Запев Мадонны с Пинеги" (режиссер В. Кулагин). "Запев" представляет собой монолог женщины, образ которой родился из двух произведений Абрамова - романа "Дом" и рассказа "В Питер за сарафаном".

В этом году в с 11 по 16 мая состоится второй теперь уже Всероссийский театральный фестиваль "Родниковое слово" и вы сможете стать сами непосредственными зрителями, очевидцами. Сами все увидеть, почувствовать, понять.

                                                                                    Е. Е. Зубова

Источники:
Дмитревская М. "Ищем мы соль, ищем мы боль этой земли..." // Театр.- 1986.- № 4.- С. 89-101: 4 ил.
Залыгин С. Это о России// Соврем. драматургия.- 1984.- № 2.- С. 230-231: фото. То же // Земля Федора Абрамова.- М., 1986.- С. 268-270.
Караулов А. Театр Федора Абрамова // Смена.- 1986.- № 15.- С. 14-15.
Кулаковская Т. Пелагея, Алька и другие // Сов. эстрада и цирк.- 1975.- № 4.- С. 25: ил.
Ланина Т. "Братья и сестры" с Моховой улицы... // Аврора.- 1979.- № 9.- С. 140-149: 5 ил.
Пахомов В. Дом строим на века // Театр. жизнь.- 1978.- № 16.-С. 13-15, 1 л. ил.
"Пелагея и Алька" // Театр. Ленинград.- 1975.-№ 11.-С. 5-6: ил.
Савицкая О. Увидеть и понять: (Зрительное начало в режиссуре) // Творчество.- 1986.- № 8.- С. 17-19: 5 ил.
Черниченко Ю. Живая вода // Театр.- 1974.- № 11. - С. 22-27: ил.



Библиографические списки:

Ссылки: